K A V K A Z

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » K A V K A Z » ПОЭЗИЯ » Люблю я Кавказ!


Люблю я Кавказ!

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

КАВКАЗ

М.Ю. Лермонтов

Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз:
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.

В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас.
За это люблю я вершины тех скал,
Люблю я Кавказ.

Я счастлив был с вами, ущелия гор,
Пять лет пронеслось: всё тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..

1830

0

2

КАВКАЗ

А.С.Пушкин
Кавказ подо мною. Один в вышине
Стою над снегами у края стремнины;
Орел, с отдаленной поднявшись вершины,
Парит неподвижно со мной наравне.
Отселе я вижу потоков рожденье
И первое грозных обвалов движенье.

Здесь тучи смиренно идут подо мной;
Сквозь них, низвергаясь, шумят водопады;
Под ними утесов нагие громады;
Там ниже мох тощий, кустарник сухой;
А там уже рощи, зеленые сени,
Где птицы щебечут, где скачут олени.

А там уж и люди гнездятся в горах,
И ползают овцы по злачным стремнинам,
И пастырь нисходит к веселым долинам,
Где мчится Арагва в тенистых брегах,
И нищий наездник таится в ущелье,
Где Терек играет в свирепом веселье;

Играет и воет, как зверь молодой,
Завидевший пищу из клетки железной;
И бьется о берег в вражде бесполезной
И лижет утесы голодной водной...
Вотще! нет ни пищи ему, ни отрады:
Теснят его грозно немые громады.

1829

0

3

НАДЕЖДА

Амазат Суюнчев

Перевод Л. Шерешевского

В этих желтых песках не взрастет моя нива,
Нет здесь рек у меня, чтоб ее оросить.
Здесь и голод, и жажду сношу терпеливо,
Но терпения нет, горе ссылки сносить.
О, когда бы я мог стать свободною птицей,
Чтоб на снежный Кавказ свой направить полет,
Я снежинок набрал, чтоб вдоволь напиться,
Я б их пил, как бальзам, что мне силы вернет.

Нынче стан мой - как остров в пустыне песчаной,
Документ мой помечен, как лошадь - тавром,
Черным штампом прикован я к жалкому стану,
Я - изгнанник, я узник в краю неродном.
Мне подушкой - крапива, трава горькой ссылки,
Надзирают над жизнью моей сторожа.
И сухая колючка мне служит подстилкой,
Сплю на ней, как на иглах степного ежа.

Я ложусь, натянув на себя накомарник, -
Жаждут крови моей и комар, и паук,
Ночь проходит не во снах, а в виденьях кошмарных,
Ни лица обнажить я не смею, ни рук.
Трижды в месяц ходить на отметку обязан,
Так по правилам ссылочным мне вменено.
Я, как раб, той ссылкой спутан и связан
В той стране, где повержено рабство давно.

Прав нет у меня ни на мысль, ни на мненье,
Не воззвать ни к Аллаху, ни к власти земной.
Не проститься с умершим в соседнем селенье,
Ни проехать на рынок в поселок иной.
Просьб моих не услышать ушам властелина,
И дойдут ли молитвы мои до небес?
И за что мой народ так наказан безвинно,
Почему хочет деспот, чтоб род наш исчез?

Я - всего лишь народа - страдальца частица,
Словно сорванный с дерева лист, обречен
В круг ветвей и корней наших робко крутиться,
Чтоб помнить, как, кем я и рожден, и взращен.
Но витает надежда над горем, над болью,
Я - не раб, я свободный душой человек,
И стремится из ссылки душа на приволье
Карачаевских гор, карачаевских рек.

Здесь, где юность моя протекает уныло,
Зной пустыни, в колодцах вода солона,
Но надежда уводит нас властною силой
То в былые, то в будущие времена.
И надежда приходит в мои сновиденья:
Снова эхом в горах отдается мой шаг,
Строю дом из камней я в родимом селенье
И в дому разжигаю свой горский очаг.

Все стерпеть помогает надежда слепая,
Протянула к Кавказу незримую нить,
Где шуметь будут реки, на скалах вскипая,
Где орлы с вышины будут край мой хранить...

Отредактировано Eshmakuna (2007-07-21 18:19:45)

0

4

Говорят: «Забудь»

Амазат Суюнчев

Мне твердят: колыбельную песню забудь,
Горных рек по ущельям проложенный путь,
Свет высот, наполняющий радостью грудь,
Позабудь гордой жизни извечную суть.

Позабудь родников освежающий вкус
И росу, что сверкает несметностью бус,
И трудов, нам завещанных, сладостный груз
И парящий над миром двуглавый Эльбрус.

Мне твердят: позабудь дорогие края,
Где зарыта в землю пуповина твоя,
И очаг, пред которым сидела семья,
Где варилась насущная пища твоя.

Позабудь свой аул, что в предгорьях возник
В дни, что памятны лишь знатокам древних книг,
Дом, к которому ты с малолетства привык,
Позабудь своих предков, забудь свой язык.

Мне твердят: позабудь про орлиный полет,
Про свободу, что в сердце у горца живет,
И привыкни к местам, где бесправье и гнет
Ожидает и впредь твой несчастный народ...

Мне внушают: забудь... Но забыть не могу
Наших гор высоту в серебристом снегу,
И цветов пестроту на весеннем лугу,
И вечерние танцы в шумливом кругу.

О, мечта моя! Солнце надеждой встречай,
Словно всадник, скачи в обездоленный край,
Где гнездовья орлиных бестрепетных стай,
Где в горах и долинах пролег КАРАЧАИ.

Пусть мне руки и ноги сковала беда,
Не смирится с изгнанием душа никогда,
Мне опорою - гор величавых гряда.
Мой Эльбрус, чья вершина, как мудрость, седа.

Крылья чистой души, крылья светлой мечты
Унесут за пределы запретной черты
В те края, где синеют в тумане хребты,
Где потоки шумят и алеют цветы.

В те края, где срывается с гор водопад,
Где надгробия предков по внукам грустят,
Где нас ждёт КАРАЧАИ, как орлица орлят,
И куда наши песни еще долетят...

Отредактировано Eshmakuna (2007-08-24 12:51:59)

0

5

Халимат Байрамукова.

перевод Н. Матвеевой

*     *     *

Горы, что вы сделали со мной?
Чем заворожили? Властным зовом
К подвигам горячим и суровым
Или мудрой снежной сединой?
Ваша твёрдость мне передаётся,
Я держусь на ваших скользких тропах.
Чем пытливей вглядываюсь в пропасть,
Тем ровней, спокойней сердце бьётся
И, встречая блеск вершин бесстрашных,
В самом риске чую твердь опоры,
Горы любят сильных и бесстрашных,
Горы любят тех, кто любит горы.

0

6

УТРО НА КАВКАЗЕ

М.Ю. Лермонтов
Светает - вьется дикой пеленой
Вокруг лесистых гор туман ночной;
Еще у ног Кавказа тишина;
Молчит табун, река журчит одна.
Вот на скале новорожденный луч
Зарделся вдруг, прорезавшись меж туч,
И розовый по речке и шатрам
Разлился блеск, и светит там и там:
Так девушки, купаяся в тени,

Когда увидят юношу они,
Краснеют все, к земле склоняют взор:
Но как бежать, коль близок милый вор!.

КАВКАЗУ

М.Ю. Лермонтов

Кавказ! далекая страна!
Жилище вольности простой!
И ты несчастьями полна
И окровавлена войной!..
Ужель пещеры и скалы
Под дикой пеленою мглы
Услышат также крик страстен,
Звон славы, злата и цепей?..
Нет! прошлых лет не ожидай,
Черкес, в отечество свое:
Свободе прежде милый край
Приметно гибнет для нее.

Отредактировано Eshmakuna (2007-07-21 17:49:21)

0

7


ТАМАРА

М.Ю. Лермонтов

В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Чернея на черной скале.
В той башне высокой и тесной
Царица Тамара жила:
Прекрасна, как ангел небесный,
Как демон, коварна и зла.
И там сквозь туман полуночи
Блистал огонек золотой,
Кидался он путнику в очи,
Манил он на отдых ночной.

И слышался голос Тамары:
Он весь был желанье и страсть,
В нем были всесильные чары,
Была непонятная власть.
На голос невидимой пери
Шел воин, купец и пастух:
Пред ним отворялися двери,
Встречал его мрачный евнух.
На мягкой пуховой постели,
В парчу и жемчуг убрана,
Ждала она гостя... Шипели
Пред нею два кубка вина.
Сплетались горячие руки,
Уста прилипали к устам,
И странные, дикие звуки
Всю ночь раздавалися там.
Как будто в ту башню пустую
Сто юношей пылких и жен
Сошлися на свадьбу ночную,
На тризну больших похорон.
Но только что утра сиянье
Кидало свой луч по горам,
Мгновенно и мрак и молчанье
Опять воцарялися там.
Лишь Терек в теснине Дарьяла,
Гремя, нарушал тишину;

Волна на волну набегала,
Волна погоняла волну;
И с плачем безгласное тело
Спешили они унести;
В окне тогда что-то белело,
Звучало оттуда: прости.
И было так нежно прощанье,
Так сладко тот голос звучал,
Как будто восторги свиданья
И ласки любви обещал.

0

8

НА КАВКАЗЕ

Сергей Есенин

Издревле русский наш Парнас
Тянуло к незнакомым странам,
И больше всех лишь ты, Кавказ,
Звенел загадочным туманом.
Здесь Пушкин в чувственном огне
Слагал душой своей опальной:
«Не пой, красавица, при мне
Ты песен Грузии печальной».
И Лермонтов, тоску леча,
Нам рассказал про Азамата ,
Как он за лошадь Казбича
Давал сестру заместо злата.
За грусть и жёлчь в своем лице
Кипенья желтых рек достоин,
Он, как поэт и офицер,
Был пулей друга успокоен.
И Грибоедов здесь зарыт,
Как наша дань персидской хмари,
В подножии большой горы
Он спит под плач зурны и тари .
А ныне я в твою безгладь
Пришел, не ведая причины:
Родной ли прах здесь обрыдать
Иль подсмотреть свой час кончины!
Мне все равно! Я полон дум
О них, ушедших и великих.
Их исцелял гортанный шум
Твоих долин и речек диких.
Они бежали от врагов
И от друзей сюда бежали,
Чтоб только слышать звон шагов
Да видеть с гор глухие дали.
И я от тех же зол и бед
Бежал, навек простясь с богемой,
Зане  созрел во мне поэт
С большой эпическою темой.
Мне мил стихов российский жар.
Есть Маяковский, есть и кроме,
Но он, их главный штабс-маляр,
Поет о пробках в Моссельпроме.
И Клюев, ладожский дьячок,
Его стихи как телогрейка,
Но я их вслух вчера прочел,
И в клетке сдохла канарейка.
Других уж нечего считать,
Они под хладным солнцем зреют,
Бумаги даже замарать
И то, как надо, не умеют.
Прости, Кавказ, что я о них
Тебе промолвил ненароком,
Ты научи мой русский стих
Кизиловым струиться соком,
Чтоб, воротясь опять в Москву,
Я мог прекраснейшей поэмой
Забыть ненужную тоску
И не дружить вовек с богемой.
И чтоб одно в моей стране
Я мог твердить в свой час прощальный:
«Не пой, красавица, при мне
Ты песен Грузии печальной».


0

9

ГОРЦЫ

Расул Гамзатов

Радость скрыть они умеют,
Если только это надо.
Скорбь и горе не унизят:
Не затмят слезами взгляда.
И в душе их даже время
Пламя страсти не остудит, –
Это гор моих высоких
Нестареющие люди.

Шире, чем донские степи,
Их сердца в теснине горной,
И под черной буркой совесть
Никогда не станет черной.
И ни песен их, ни тостов.
Кто слыхал, тот не забудет, –
Это гор моих высоких
Замечательные люди.

И на дружбу верной дружбой
Сердце в каждом отзовется,
Но, в бою врага встречая,
Сталь в том сердце разольется.
Жизнь отдать они готовы,
Если только надо будет, –
Это гор моих высоких
Несгибаемые люди.

Не велик числом народ мой,
Но зато велик делами.
Кровь отдаст за каплей каплю,
Чтоб она взошла цветами.
И ему нельзя не верить,
Предан он своей отчизне
На крутых, на самых резких
Поворотах нашей жизни.

0

10

Расул Гамзатов

*     *    *

Горцы, вы, с новой свыкаясь судьбою
Переходя на равнинный простор,
Горство свое захватите с собою,
Мужество, дружество, запахи гор.
Земли щедрее на низменном месте,
Больше там света, тепла и красот…
Чистой вершины отваги и чести
Не покидайте, спускаясь с высот.
Горцы, в каких бы лучах вы ни грелись,
Горскую стать сохранить вы должны,
Как сохраняют особую прелесть
Лани, что в горном краю рождены!

0

11

Борис Пастернак.

          * * *

Пока мы по Кавказу лазаем,
И в задыхающейся раме
Кура ползет атакой газовою
К Арагве, сдавленной горами,
И в августовский свод из мрамора,
Как обезглавленных гортани,
Заносят яблоки адамовы
Казненных замков очертанья.

Пока я голову заламываю,
Следя, как шеи укреплений
Плывут по синеве сиреневой
И тонут в бездне поколений,
Пока, сменяя рощи вязовые,
Курчавится лесная мелочь,
Что шепчешь ты, что мне подсказываешь,
Кавказ, Кавказ, о что мне делать!

Объятье в тысячу охватов,
Чем обеспечен твой успех?
Здоровый глаз за веко спрятав,
Над чем смеешься ты, Казбек?
Когда от высей сердце екает
И гор колышутся кадила,
Ты думаешь, моя далекая,
Что чем-то мне не угодила.
И там, у альп в дали германии,
Где так же чокаются скалы,
Но отклики еще туманнее,
Ты думаешь, ты оплошала?

Я брошен в жизнь, в потоке дней
Катящую потоки рода,
И мне кроить свою трудней,
Чем резать ножницами воду.
Не бойся снов, не мучься, брось.
Люблю и думаю и знаю.
Смотри: и рек не мыслит врозь
Существованья ткань сквозная.

0

12

Виктор Коноплев

ПРИКОСНОВЕНИЕ К АРЦАХУ

Ашоту Бегларяну

- Ответь, хачкар, мне, - я открыт душою,
Твоею правдой сердце я омою,
Как свежестью арцахских родников.
Скажи, хачкар, пусть мой вопрос не нов,
И, может, выглядит совсем нелепо.
Хочу понять страну твою и небо,
Что смотрит с интересом на меня:

Я чувствую, как будто приобняв
Меня за плечи, кто-то шепчет в ухо:
- Тому, кто хочет слышать, - мало слуха,
Тому, кто хочет видеть, - мало глаз,
Кто хочет говорить, - не нужно фраз.
Пойми, скиталец, каждая тропинка
Неповторима, как слеза, снежинка:
И, если небо ты понять решил,
Спроси о том у собственной души.

Взгляни вокруг. Ты видишь эти горы?
Знакомься. Мрав. С собратьями просторы
Родной страны из века в век хранит.
Он видел, как здесь первый неофит
С Егише и Дадо общался с Богом,
Как к Амарасу строилась дорога,
Как возводились Гандзасар, Урек.

Здесь каждая вершина, человек,
На живописном карабахском плато
Тебе поведает, какую плату
Платил Арцах за мир и честь свою.
Как в прежние столетия молю:
В дни радости и время непогоды
Храни, Господь, Арцах с его народом!
За пролитые пот его и кровь
Наградой будет пусть Твоя Любовь!

Хачкар умолк. Я под своей рубахой
Биенье сердца ощутил Арцаха

0

13

ИДРИС БАЗОРКИН

Из романа "Из тьмы веков"

Снежные вершины,
громады скал,
от сотворенья мира
в хаосе поднявшиеся к небу,
дремучие леса,
кипящие потоки шумных рек,
луга, охваченные радугой цветенья
и ароматом трав,
и гордый человек,
готовый умереть за дружбу,
честь, свободу, -
все это с незапамятных времен
наречено в поэзии народа
страной былин
и именем - Кавказ!
На многих языках
звучит здесь человеческая речь.
Живет здесь братство множества народов.
Когда они пришли, откуда и зачем?..
Никто на это людям не ответит.
А может быть, они извека здесь?
Среди отрогов гор есть Голубое озеро в Чечне.
Купаются там звезды, и луна,
и зори - с наступлением рассвета.
В нем утонуло отраженье древних...
На потаенных берегах его
ученые нашли
стоянку первобытных поселенцев.
У очагов, зажженных молнией,
во тьме веков застыли силуэты...
Что видели они?
Какою представлялась им
судьба грядущих поколений?
Молчат. Ответа нет.
Лишь домыслы о прошлом повествуют...
То было двадцать тысяч лет назад!
А может, это были наши предки?
Страбон и Плиний; Моисей Корейский
оставили для мира имена
людей, когда-то бывших на Кавказе.
И сквозь туманы трех тысячелетий
народов наших встали имена.
Столетья мы наследовали скалы,
на этих скалах - каменные башни,
могильники безмолвных мертвецов...
Где отпечаток кисти человека,
где солнца знак - движенья мира символ,
где турий рог на выцветших стенах
о предках нам рассказывали скупо.
Но был еще один хранитель тайн - язык!
Всегда живой и сильный,
ни тленью, ни сраженьям не подвластный
язык-мудрец народа моего.
В нем память прошлых дней
и песня соловья.
В нем сохранился миф про Тейшабайне,
сказ про Батыя - внука Чингисхана -
и про сражения с Тимуром Хромым,
мир покорившим, но не эти горы!
Язык поведал мне, как трудно было дедам,
как мужество их и любовь к свободе
нам жизнь продолжили до этих дней...
И все ж бесписьменный народ - почти немой.
Таким он был от сотворенья мира
до этого столетья на земле.
И вот пришел наш век -
век торжества прогресса,
иск мыслей светлых, радостных надежд!
Отныне
не будет тайн у нашего народа.
Для будущего не умрут легенды,
трагедии, победы и любовь.
Знак времени иной. Иная жизнь течет.
Кто пристально глядит, тот видит очень много.
Кто слушает, с тем время говорит.
Мне удлиннили годы - старики.
Они меня водили в день вчерашний.
К день завтрашний
уходим вместе мы,
идущим вслед,
оставив эту повесть
о том,
как выходил народ из тьмы.

0

14

Муса Гешаев

*     *     *

Горжусь обычаями предков,
Горжусь, что край мой - дом гостям.
Я так бываю дома редко,
Но рад всем маленьким вестям,

Которые с орлиной выси
Несут мне письма-облака,
Я без Кавказа жизнь не мыслю,
Мне так земля моя близка.

Брожу ли в поле в дождик летний,
Сижу на камне у берез, -
Мне край родной, как солнце, светит,
Тревожит памятью до слез.

Мой дивный край, мечты творенье,
Корнями я пророс в тебе,
Я счастлив мигом повторенья,
Моя судьба - в твоей судьбе!

0

15

Муса Гешаев

ЛЕГЕНДЫ КАВКАЗА

Горный край, Кавказ мой седоглавый,
ты стоишь, как ветеран, седой,
со своей неповторимой славой,
со своей особенной судьбой.
Весь ты, словно каменная песня,
сотрясая вековую тишь,
горделиво глядя в поднебесье,
громогласным эхом говоришь.
Проплывают над тобой легенды -
плавные, живые облака,
временем проверенные гены
нашего родного языка.
Говоришь ты о бессмертье славы,
гимны древним воинам поешь,
потому что помнят твои скалы
каждый вражий выстрел, каждый нож.
Ничего тобою не забыто,
ты в рассказах сдержанных донес
чьи то торопливые копыта,
чей то смех и бусы чьих-то слез.
Совесть наша, ты стоишь на страже
всех побед и схваток роковых...
Верю, перескажешь время наше
голосом легенд своих живых.

Отредактировано Eshmakuna (2007-10-10 16:09:43)

0

16

Муса Гешаев

КАВКАЗ СЕДОГЛАВЫЙ

Спешу на рассвете к вершинам туманным,
Любуюсь стремительным горным ручьем -
И ни на минуту не кажется странным,
Что все умещается в сердце моем:

И горных хребтов караван величавый,
Зеленых бескрайних лугов благодать,
Кавказ седоглавый, овеянный славой,
Подобного края нигде не сыскать!

Я каждой травинке готов поклониться
И с каждой скалой поделиться теплом.
Как песня, туман над ущельем клубится,
Орел синеву разрезает крылом...

Здесь жизни моей сумасбродной истоки,
Здесь дом мой - источник и веры, и сил -
Его мне в наследство оставили боги,
Чтоб я его помнил, берег и хранил.

0

17

Муса Гешаев

*   *   *

О горы! Я прикован к вам навеки
Цепями нежности, любви и доброты.
Так непокорны и строптивы ваши реки,
Так мир прекрасен с вашей высоты!

О горы! Ваше сердце золотое
Во мне, как эхо, с малых лет звучит.
Дыханье вечности и мудрого покоя
Здесь каждый камень издавна хранит.

О горы! Ваши снежные вершины
Поддерживают своды синевы.
Здесь, возле вас, рождаются мужчины,
Такие ж гордые и сильные, как вы!

0

18

М.Ю. ЛЕРМОНТОВ

*    *    *

Синие горы Кавказа, приветствую вас!
вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах,
облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры все мечтаю об вас да о небе.
Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи,
кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился, тот жизнь презирает,
хотя в то мгновенье гордился он ею!..
Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов;
они так сияли в лучах восходящего солнца, и, в розовый блеск одеваясь, они,
между тем как внизу все темно, возвещали прохожему утро.
И розовый цвет их подобился цвету стыда: как будто девицы, когда вдруг увидят мужчину,
купаясь, в таком уж смущенье, что белой одежды накинуть на грудь не успеют.
Как я любил твои бури, Кавказ! те пустынные громкие бури, которым пещеры как стражи ночей отвечают!..
На гладком холме одинокое дерево, ветром, дождями нагнутое, иль виноградник, шумящий в ущелье, и путь
неизвестный над пропастью, где, покрывался пеной, бежит безыменная речка, и выстрел нежданный, и страх после выстрела:
враг ли коварный, иль просто охотник... все, все в этом крае прекрасно.
Воздух там чист, как молитва ребенка; и люди, как вольные птицы, живут беззаботно; война их стихия;
и в смуглых чертах их душа говорит. В дымной сакле, землей иль сухим тростником покровенной, таятся их жены и девы и
чистят оружье, и шьют серебром -- в тишине увядая душою -- желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

0

19

ВЕЧЕР

Арби Мамакаев

Терек, бурливый Терек,
Зелен пологий берег.
Скрыт островок высокий
Зарослями осоки.
Горлица в роще стонет,
Ястреб в лазури тонет,
Тучка плывет несмело,
Солнце, пылая, село.
Девушка в платье длинном
Сходит к воде с кувшином.
Катятся волны мимо.
Вышел джигит к любимой.
Долго бродить влюбленным
По берегам зеленым,
Прошлое вспоминая,
Радуясь дням грядущим.
Стелется мгла ночная,
Смотрит в глаза идущим.

Перевод А. Тарковского

0

20

Муса Гешаев

ЛЕГЕНДЫ, ЛЕГЕНДЫ

Мой Кавказ седой и величавый,
Ты стоишь задумчив и суров.
Я люблю ручьи твои и травы,
Запах меда, дыма и цветов.

О тебе поют сегодня песни,
О тебе гремит везде молва.
Ты, как витязь, смотришь в поднебесье,
Напевая древние слова:

"Легенды, легенды, легенды,
Их горы хранят, их горы хранят.
Легенды, легенды, легенды
О вечности говорят..."

Горный край, красою неподкупной
Манишь ты меня издалека.
Все твои высоты мне доступны,
Каждая тропа твоя близка.

Сколько раз враги тебя пытались
Покорить с другими наравне,
Но твои просторы не сдавались,
Повторяя снова в тишине:

"Легенды, легенды, легенды,
Их горы хранят, их горы хранят.
Легенды, легенды, легенды
О вечности говорят..."

0

21

Герман Гудиев

*  *  *

Ощущение гор
и бегущей отары,
на дороге две бурки, и в них пастухи,
волкодав, желтозубый и старый,
и холодная ярость реки!
А вдали, на горе,
дальше выстрела пули,
лоб молельни над белой грядой
и уснувшие крепко аулы,
как на вечный покой…
Пахнет ветер нарзаном и ржавчиной камня,
и вгрызаются корни деревьев в расщелины скал
там, где взгляд неуклюжим арканом
ничего не поймал…
Ощущение гор…
Мать с ведром,
а отец у загона,
и кромешная тьма,
только вспышка ведра,
две струи молока, словно отблески молний! –
Так же было вчера.
Печь – в ней мерзнет огонь,
в сакле – зеркало предка,
в нем увидишь себя, словно в раме пустой Пикассо…
А к столу, словно к матери,
льнет табуретка,
и в расщелинах дерева –
жир и затертая соль…

0

22

Зинаида Битарова

КАВКАЗСКАЯ МЕЛАНХОЛИЯ

Безделью буду предаваться,
чурчхелу грызть и пить вино,
и, может статься, нам расстаться
спокойно будет суждено.

Твои глаза – как продолженье
глаз завороженных моих...
Я кожей чувствую их жженье,
их притяженье, как магнит.

В них дышит нежность, поволокой
сместя отчетливость зрачков...
Она – за край, она без сроков
и душит без обиняков.

Так поспешай, беги, спасайся!
Скорее ноги уноси...
Не уходи, не отрывайся –
рука к руке, как две сестры!

Не уходи, не отрывайся –
рука к руке, как две сестры...
Кровоточит ладонь – раскайся,
не отрывайся до поры!

Мы все равно должны расстаться,
и боли той бездонно дно...
Безделью буду предаваться,
чурчхелу грызть и пить вино.

0

23

К сожалению не знаю автора...

Кто мы такие?
Скажи мне мой друг...
Хоть раз ты думал об это?
Ничуть...
Ведь мы потеряли эту связь поколенья..
Которую люди до нас так несли...
Мы знаем только то, что нас так волнует...
Но всё остальное, для нас лишний груз....
И то что когда-то наши люди ценили...
Мы позабыли.....
Сказал: "Ну и есть"...
И что же теперь? ты задашь мне вопрос...
Да что мы стали такими как все....
Читаем журналы....
Мы смотрим TV...
Затем в интернете проводим часы....
Ну как же так....
Я не хочу быть таким...
Мой народ ведь был совсем другим...
Что же случилось с МИРОМ моим...
И кто мне расскажет...
Кто Я...
МЫ ЛЮДИ ГОР...
КАВКАЗ-НАШ ДОМ...
Разговор наш услышал один АКСАКАЛ....
Он к нам подошёл и рядом с нами встал...
Послушайте дети, что я вам скажу....
Я историю свою вам сейчас расскажу...
Я долгие годы по странам блуждал....
И понял ОДНО...
Что ДОМ свой искал...
Но не где я не почувствовал...
Я той теплоты, которой так много среди нашей ЗЕМЛИ....
И пусть вы живёте не так, как жили мы...
Для вас мы открыли новые пути...
Но не надо забывать корни свои...
Просто НАРОД СВОЙ В СЕРДЦЕ ХРАНИ....
И сын мой запомни...
Всего лишь ОДНУ вещь...
Для нас лишь важнее всего ГОРДОСТЬ и ЧЕСТЬ....
Мы люди ГОР...
И ты один из нас..
Так что помни, тот кто ты есть....

0

24

Нико Самадашвили

СУМЕРКИ

Пространство потемнело, лес заснул,
Свет потушил монах в далёкой келье.
С испугу на дворе вдруг встрепетнулся мул,
Сорвался с привязи и бросился к ущелью.

Угнали ветры розы брошенные – “К счастью!”
Как будто горы закричали где-то.
Наверное закончится  ненастье –
Поплыли облака как лебеди по свету.

0

25

ГАВРИИЛ ДЕРЖАВИН

ОДА ГРАФУ ЗУБОВУ

О юный вождь, сверша походы,
Прошел ты с воинством Кавказ,
Зрел ужасы, красы природы:
Как с ребр там страшных гор лиясь,
Ревут в мрак бездн сердиты реки;
Как с чел их с грохотом снега
Падут, лежавши целы веки;
Как серны, вниз склонив рога,
Зрят в мгле спокойно под собою
Рожденье молний и громов.

  Ты зрел, как ясною порою
Там солнечны лучи, средь льдов,
Средь вод, играя, отражаясь,
Великолепный кажут вид;
Как, в разноцветных рассеваясь
Там брызгах, тонкий дождь горит;
Как глыба там сизо-янтарна,
Навесясь, смотрит в темный бор;
А там заря златобагряна
Сквозь лес увеселяет взор.

0

26

ВАСИЛИЙ ЖУКОВСКИЙ

ПОСЛАНИЕ К Г-НУ ВОЕЙКОВУ

Ты зрел, как Терек в быстром беге
Меж виноградников шумел,
Где, часто притаясь на бреге,
Чеченец иль черкес сидел
Под буркой, с гибельным арканом;
И вдалеке перед тобой,
Одеты голубым туманом,
Гора вздымалась над горой,
И в сонме их гигант седой,
Как туча, Эльборус двуглавый,
Ужасною и величавой
Там все блистает красотой:
Утесов мшистые громады,
Бегузи с ревом водопады
Во мрак пучин с гранитных скал;
Леса, которых сна от века
Ни стук секир, ни человека
Веселый глас не возмущал,
В которых сумрачные сени
Еще луч дневный не проник,
Где изредка одни елени,
Орла послышав грозный крик,
Теснясь в толпу, шумят ветвями,
И козы легкими ногами
Перебегают по скалам.
Там все является очам
Великолепие творенья!
Но там - среди уединенья
Долин, таящихся в горах, -
Гнездятся и балкар, и бах,
И абазех, и камуцинец,
И карбулак, и албазинец,
И чечереец, и шапсук;
Пищаль, кольчуга, сабля, лук
И конь - соратник быстроногий -
Их и сокровища и боги;
Как серны скачут по горам,
Бросают смерть из-за утеса;
Или по топким берегам,
В траве высокой, в чаще леса
Рассыпавшись, добычи ждут;
Скалы свободы их приют.
Но дни в аулах их бредут
На костылях угрюмой лени:
Там жизнь их - сон; стеснясь в кружок
И в братский с табаком горшок
Вонзивши чубуки, как тени
В дыму клубящемся сидят
И об убийствах говорят,
Иль хвалят меткие пищали,
Из коих деды их стреляли;
Иль сабли на кремнях острят,
Готовясь на убийства новы...

0

27

Шамхан Далдаев

ЭТО - КАВКАЗ!

Говорят, на Кавказе живет дикий народ,
говорят, горцы носят папахи круглый год,
говорят, многоженство у них до сих пор,
и живут, говорят, сотни лет дети гор.
А ещё говорят, что джигит - не джигит,
если он, как трусливый шакал, от врага побежит,
а ещё говорят, что храбрец только тот,
кто сумеет хоть чем-то у публики вызвать восторг.

Да да да, это Кавказ,
да да да горный пейзаж.
Вай вай вай вай вай, солнечный край,
Вай вай вай вай вай вотон где рай!

Говорят, горцы любят щербет, любят халву,
а ещё они любят шашлык, любят чуду,
говорят, без лезгинки Кавказ - не Кавказ,
а танцуют они, говорят, просто класс.
А ещё говорят, что народ етот прост,
он не любит хвалебных речей и пустых громких слов,
а ещё говорят, что любовь к старикам
на Кавказе так свята как учит священный коран.

Да да да, это Кавказ,
да да да горный пейзаж.
Вай вай вай вай вай, солнечный край,
Вай вай вай вай вай вотон где рай!

говорят что крадут на Кавказе невест
и за кражу невест не берут под арест
говорят что друзей там умеют цынить
там без дружбы большой очень трудно прожить.
А ещё говорят будто горный кавказ
славиться вином кто бывал там хоть раз
А ещё хорошо говорят ТАМ У НАС
ЕТИ ГОРЫ И МОРЕ НЕ МОГУТ НЕ РАДОВАТЬ ГЛАЗ

ДА-ДА-ДА-ДА-ДА Это КАВКАЗ
ДА-ДА-ДА-ДА-ДА ГОРНЫЙ ПЕЙЗАЖ
ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ СОЛНЕЧНЫЙ КРАЙ
ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ ВОТ ОН ГДЕ РАЙ

Отредактировано Eshmakuna (2008-07-11 22:58:55)

0

28

Борис Пастернак
    х х х

Здесь будет спор живых достоинств,
И их борьба, и их закат,
И то, чем дарит жаркий пояс
И чем умеренный богат.

И в тяжбе борющихся качеств
Займет по первенству куплет
За сверхъестественную зрячесть
Огромный берег Кобулет.

Обнявший, как поэт в работе,
Что в жизни порознь видно двум, —
Одним концом — ночное Поти,
Другим — светающий Батум.

Умеющий — так он всевидящ, —
Унять, как временную блажь,
Любое, с чем к нему ни выйдешь,
Огромный восьмиверстный пляж.

Огромный пляж из голых галек —
На все глядящий без пелен —
И зоркий, как глазной хрусталик,
Незастекленный небосклон.

0

29

/Б.Пастернак

Здесь будет все: пережитое
В предвиденьи и наяву,
И те, которых я не стою,
И то, за что средь них слыву.

И в шуме этих категорий
Займут по первенству куплет
Леса аджарского предгорья
У взморья белых Кобулет.

Еще ты здесь, и мне сказали,
Где ты сейчас и будешь в пять,
Я б мог застать тебя в курзале,
Чем даром языком трепать.

Ты б слушала и молодела,
Большая, смелая, своя,
О человеке у предела
От переростка муравья.

Есть в опыте больших поэтов
Черты естественности той,
Что невозможно, их изведав,
Не кончить полной немотой.

В родстве со всем, что есть, уверясь
И знаясь с будущим в быту,
Нельзя не впасть к концу, как в ересь,
В неслыханную простоту.

Но мы пощажены не будем,
Когда ее не утаим.
Она всего нужнее людям,
Но сложное понятней им.

0

30

Октябрь, а солнце, что твой август,
И снег, ожегший первый холм,
Усугубляет тугоплавкость
Катящихся, как вафли, волн.

Когда он платиной из тигля
Просвечивает сквозь листву,
Чернее лиственницы иглы, —
И снег ли то по существу?

Он блещет снимком лунной ночи,
Рассматриваемой в обед,
И сообщает пошлость Сочи
Природе скромных Кобулет.

И все ж то знак: зима при дверях,
Почтим же лета эпилог.
Простимся с ним, пойдем на берег
И ноги окунем в елок.

0


Вы здесь » K A V K A Z » ПОЭЗИЯ » Люблю я Кавказ!